Почему ты меня не вспоминала? (статья)

Здесь можно обсудить вечные вопросы о том, существует ли жизнь после смерти, поделиться своим околосмертным опытом, рассказать о феноменах, которые были связаны со смертью других, обсудить научный, философский, религиозный аспект этого вопроса.

Почему ты меня не вспоминала? (статья)

Сообщение Каттерина » 22 фев 2012, 23:20

В этом разделе в теме «Жизнь и смерть. Документальный фильм» можно посмотреть фильм, посвященный этой истории.

Почему ты мня не вспоминала?

Казалось бы, так просто на листок бумаги,
где значится вверху «за упокой»,
вписать всех тех, кого мы потеряли…
Но сколько здесь надежды, света и любви!

В городе Пинске живет Лилия Лучиц. Эта женщина много лет работает в Пинском специализированном доме ребенка, ухаживает за младенцами, которые стали сиротами при живых родителях. Сама Лилия вырастила троих детей, еще двоих взяла на воспитание из детдома.
20 лет назад, 19 декабря 1986 года, когда Лилия рожала своего первого сына, она оказалась на грани жизни и смерти. Долгое время после этого трагического события она никому не рассказывала о том, что ей довелось пережить. Да и как рассказать, если сам не знаешь, что с тобой произошло. В то безбожное время Лилия и все ее близкие не были людьми верующими и, конечно же, ничего не знали о существовании загробного мира.
Времена меняются. Теперь Лилия верующий человек, ходит в храм, часто молится. Но больше всего она молится за умерших, потому что знает: это очень важно для них! «О, дивная сила молитв христианских, ими же преисподняя озаряется!» Опыт Лилии Лучиц, несомненно, уникален. Хочется верить, что он может помочь кому-то настроиться на серьезную, ответственную жизнь, где всегда найдется время для молитвы за тех,
кто отошел в мир иной.
Мы предлагаем Вашему вниманию рассказ Лилии об увиденном ею в состоянии клинической смерти, в сопровождении комментариев архиепископа Полоцкого и Глубокского Феодосия.


Архиепископ Полоцкий и Глубокский Феодосий:
Единственная истина, которую никто не сможет оспорить - это то, что все мы умрем. И вот та область нашего бытия уже за гробовой доской, после жизни нашего тела является самой таинственной, загадочной, но, конечно же, реальной. Церковь хранит учение и множество опытов посмертной жизни человека. Самый известный из них - описание мытарств блаженной Феодоры. Был исторический отрезок времени, когда Церковь считалась изгоем общества, а учение Церкви полностью отвергалось. Соответственно, и опыт посмертного существования был признан мифологическим, считали, что это легенды, вымыслы. В настоящее время отношение людей к этому опыту изменилось в положительную сторону. Но, тем не менее, и до сих пор, возможно, сохранился скепсис относительно некоторых положений учения Церкви. В частности, область мытарств и по сей день считают чем-то выдуманным. Да, есть люди неверующие, которые отвергают и бытие Бога, и бытие вечности, отвергают загробную участь человека. Можно только сожалеть о таких людях, ибо они рано или поздно столкнутся с этой вечностью лицом к лицу. Но самое страшное, что они будут не готовы вступить в эту область. И, думается, именно для того, чтобы большую часть наших современников обратить на путь истины, Господь наш Небесный Бог и Отец, учитывая психологию человека неверующего, воспитанного в атеистическом обществе, посылает нам новые свидетельства о посмертном существовании. Эти свидетельства из области медицины, которой мы так верим. Где-то в начале 80-х годов появилась сенсационная книга «Жизнь после жизни» американского врача-реаниматолога Моуди. Эта книга поразила сознание даже верующих людей, потому что описанное в ней вполне соответствовало тому, чему учила Церковь в течение 2000 лет. И скажу, что опыт профессора Моуди был не единственным. Подобные исследования велись в Англии, в Индии. А спустя лет 15 вышла книга Мориса Роулинза «За порогом смерти», в которой были описаны подобные случаи клинической смерти. Я ознакомился с опытом посмертного существования рабы Божией Лилии и могу сказать, что это уникальное явление. Это открытие, но не в плане чего-то нового, а в плане открытия, которое подтверждает учение Церкви.
Лилия Лучиц:
В семье у нас и среди родственников верующих не было. И молитвенников как таковых не было. Я тоже никогда не ходила в церковь, единственное, еще детьми на Пасху возле храма играли. Перед моей свадьбой мне приснился сон. С облака показался лик, и голос сказал: «Ты должна повенчаться». Три раза сказано было мне. Я рассказала об этом своему будущему мужу, и он согласился повенчаться. Сказали нашим родителям. Они начали возмущаться, но мы не послушали никого. Пошли на Исповедь, на Причастие, потом тайком повенчались, чтобы никто ничего не знал. Через год и три месяца я рожала. Роды были тяжелые, и мне решили сделать кесарево сечение. Меня положили на операционный стол и сделали укол в вену. После этого укола я вдруг увидела себя из угла операционной комнаты. Смотрю и думаю: что это там люди столпились? Заглядываю - я лежу! Думаю: интересно! Потом вижу: достали мальчика, промокнули пелёночкой салатового цвета, положили его на весы и сказали вес: 3800. Помню, что боли я не чувствовала. И чувства страха у меня не было, может, из-за того, что ничего не понимала в происходящем. Но было у меня чувство радости. Я обрадовалась, когда вынули ребенка. Я не осознавала, что это мой ребенок, но обрадовалась, что он родился. И огорчилась, когда его голенького положили на весы: ему же холодно. Жалко его стало. Дальше вижу: ребеночка унесли, а вокруг меня бегают, бегают, аппараты свои проверяют, трогают. Слышу, говорят: она умерла, слишком большая доза наркоза. Думаю: как я умерла? И говорю: я не умерла! Но никто не оглянулся, никто на меня даже не посмотрел. Я посмеялась про себя - не услышали меня! Подошла к ним ближе, потрогала доктора за плечо и говорю: я не умерла. Не обращает на меня внимания. Я сильней. И тут увидела, что моя рука прошла сквозь плечо этого доктора. Я назад руку убрала и никак не могла осознать этого…
Владыка Феодосий:
Вот момент, когда Лилия находилась вверху, в углу палаты и видела, что делается с ее телом, - этот опыт подробно описан в книге Моуди. А все те частные детали, которые приводятся в этом описании, полностью подтверждают учение Церкви. Так что можно только радоваться тому, что оно сейчас подтверждается на личном опыте некоторых членов нашего общества.
Лилия Лучиц:
Тут меня потянуло вверх, я очутилась в трубе и стала подниматься. Там появился свет, и я вышла из трубы. Меня встретили две женщины. Они со мной не разговаривали, но видно были, что дружелюбные, с радостью взяли меня под руки с двух сторон. То есть обрадовались моему приходу туда. И мы стали с ними куда-то двигаться. Я себя ощущала полностью - с руками и с ногами. Но когда мы шли, то почему-то следов после нас не оставалось. Вокруг были красивые цветы. Не могу сказать какие, но очень много цветов и зеленая-зеленая травка. Слева, далеко-далеко, церковное пение слышалось. И так на душе легко было, радостно, душа моя как бы парила. И даже аромат какой-то был, благоухание - дышишь не надышишься. Потом мы пришли как бы в комнату. Там два человека, двое мужчин, начали разбирать мои грехи. Это сейчас я знаю, что это мытарства были. А там ходили по комнатам. Не знаю, сколько их было, но очень много. В первой комнате у меня не было чувства страха, но потом, хотя мне и не объясняли ничего, я поняла, что здесь разбирают всю мою жизнь. И мне стало страшно: что будет со мной?! Душа сжималась от этой неизведанности... А эти двое мужчин продолжали разбирать мою жизнь, и один говорил о плохом, другой - о хорошем. На одном мытарстве тот, который за плохое, начал прыгать от радости, что плохого больше. Довольный такой, скачет, а я переживаю и думаю: ну, наверно, конец мне здесь будет! Но тот, который за хорошее, вдруг говорит ему: она исповедовалась. Тот, плохой, остановился так, присел, а женщины взяли меня под руки, и мы вышли… Мы после каждого мытарства выходили на улицу, к этим цветам, травке. Мне так хорошо было там и забывалось, что только что было плохо, страшно. Но с женщинами я не общалась.
Владыка Феодосий:
Описание двух мужчин. Один с добрым лицом, другой - со злым. Это ангелы — добрый и злой. Злой ангел ждет, когда он сможет предъявить свои «векселя», то есть плохие дела человека, на основании которых он может увлечь его в свою область бытия — в преисподнюю, в ад. Ангел-хранитель, конечно, старается найти в жизни человека все доброе, что могло бы оправдать его и сделать участником жизни вечной, жизни блаженной.
Лилия Лучиц:
Прошли мы мытарства. Потом, как на кинопленке, стала моя жизнь прокручиваться, начиная от беременности, до того момента, как подружке своей где-то в семилетнем возрасте я ударила лейкой по голове. И вот этот грех тоже был мне зачтен. Было очень много грехов, которые я забыла и которые, вообще, не считала за грех. А с левой стороны я увидела чаши весов, на которые ложилось плохое и хорошее. И опять было чувство страха и неизведанности: что будет со мной?!
Владыка Феодосий:
Те люди, которые пережили опыт клинической смерти, говорят: рассказать вам на человеческом языке то, что мы испытали, нельзя. Так почему же не использовать образы? Весы, мужчины, из которых один добрый, другой злой… На самом деле, и то, и другое - это духовные явления. Но они должны были быть воплощены в какой-то образ, чтобы мы могли осмыслить. Эти образы - это костыли, которыми мы можем прокладывать путь в духовную область. С точки зрения Церкви, загробная область является таинственной, малоизведанной. Даже апостол говорит, что мы сейчас знаем очень мало из того, что ждет нас там, в будущей жизни. Нам открывается только миллионная доля этих знаний и открывается в той мере, в какой нам полезно и нужно знать. В отношении Священного Писания есть такой термин - «антропоморфизм», он означает, что даже обращаясь к Богу, мы обязательно используем категории своего человеческого бытия. Например, мы говорим: «Бог простер нам Свою все могущую руку». Но у Бога-то нет рук! Это всемогущий, чистейший Дух. Но мы наделяем Всевышнего чисто человеческими свойствами. Ибо это наше «рацио», категория мышления. И выше мы пока пойти не можем. Пока мы в теле и пока мы здесь, на земле, мы мыслим категориями человеческими. Когда же наши души отойдут в область духовную, нам откроется что-то другое, уже надчеловеческое, надрациональное.
Лилия Лучиц:
На мою жизнь вместе со мной смотрели мои умершие родственники и знакомые. Они стояли
рядом со мной и сзади меня. И каждый меня укорял, тихо так говорил: «Ты меня не вспоминала, и меня не вспоминала». Они по очереди говорили, не перебивая друг друга. Один, второй, третий, не кричали, а тихонько: «Ты меня не вспоминала, почему ты меня не вспоминала?» Я слушала их голоса, и чувство жалости тогда у меня появилось. А как было стыдно! Стыдно, что не вспоминала их. Я тогда всем пообещала: буду всех-всех вас вспоминать! И сейчас всегда, когда в церковь хожу, поминаю умерших. Я почувствовала там, что ушедшим родственникам надо, чтобы их вспоминали здесь, на земле, чтобы ходили в церковь и записочки подавали, свечечки ставили, не забывали. Им там от этого легче, независимо от того, умер человек 20 лет назад или 30, для них это важно. Они ждут этого. И еще я поняла там, что умершего можно на земле вымолить, если даже он там он за грехи страдает. Его можно вымолить!
Владыка Феодосий:
Этот факт из посмертного опыта Лилии очень значимый и очень полезный для каждого человека. У святых отцов есть высказывание: «молись усердно за живых, но, прежде всего, поминай умерших». То есть молитва за отшедших должна стоять на первом месте. И то, что рассказывает Лилия о встрече с умершими, действительно, подтверждает истину Божию, что у душ, которые ушли в вечность, нет безысходности, у них есть надежда выйти из того, может, даже плачевного состояния, в котором они находятся, посредством Церкви, посредством молитвы. Вызывают умиление ее слова о том, что отшедшие в мир иной знакомые и родственники упрекали ее, вопрошая: «Почему ты нас забыла, почему ты нас не вспоминала?» Ибо они живут нашей молитвой, живут молитвой Церкви. Я вспоминаю родительские субботы, когда я учился в Московской духовной академии. Это, действительно, были особые дни. Все мы - 700 учащихся и 100 преподавателей - в этот день приходили в академический храм, чтобы вспомнить ушедших в тот мир. Даже лекции отменялись. А однажды, как раз в родительскую субботу, моему однокурснику архимандриту Иосифу, с которым мы жили в одной комнате, приснился сон. Он просыпается и говорит: «Ты знаешь, что мне приснилось в эту ночь? Мы все приходим в храм - а там сотни, тысячи людей, и мы всем им даем пищу». Разные образы, разные моменты, но суть одна и та же: умершие очень нуждаются в нашей молитве. Наша молитва за усопших - это пища для них, они этой пищей живут. Более того, это не только пища, но и средство улучшить свое загробное состояние.
Лилия Лучиц:
Как стыдно мне было за мои грехи, которые прокручивались! Я глаза закрываю, голову отворачиваю - а голова сама назад идет, глаза открываются. Хочу я или не хочу - но должна была это смотреть. Но в конце просмотра я увидела, что хорошего больше, а плохого меньше. И тут такой властный, похожий на гром, голос сверху сказал: «Ей еще рано». Те же самые женщины, которые меня сопровождали, подошли ко мне, взяли под руки и начали меня оттуда уводить. Мне так не хотелось уходить! Душа моя парила от радости. Я не могу объяснить словами всех этих чувств, какие там ощущаешь! Я не хочу, упираюсь, а одна женщина и говорит мне, это были первые ее слова: «Тебе еще рано». И я ушла оттуда… В себя я пришла только на третьи сутки. Около меня сидел доктор и трогал меня за щеки. Когда я открыла глаза, он начал со мной разговаривать, задавать вопросы. А потом и говорит: «Почему Вы не спрашиваете, кто родился?» - «А я знаю, мальчик, 3800». - «Откуда Вы знаете?» А я подумала: «Как я скажу? Ведь я не знаю, как они все это воспримут. Подумают еще, что я сумасшедшая». И промолчала. А врач дальше начал меня расспрашивать. Я тогда еще повторила слова докторов, которые были сказаны в операционной. Он: «Откуда вы это знаете?» - «Я слышала». - «А как вы слышали?» Но я ему ничего не могла сказать - сама ничего не могла понять. Выписалась домой и 10 лет никому ничего не говорила, знали только муж и мать. Ну и когда уже дети подросли, я им рассказывала. Однажды одна сотрудница принесла на работу брошюрку почитать (возможно, книгу Моуди - ред.). Я тоже прочла ее. И так обрадовалась! Потому что узнала: не только со мной это странное состояние было. Я поняла, что побывала на том свете, что это была моя смерть. Тогда уже потихоньку стала людям рассказывать. Первые 10 лет я не понимала, что случилось со мной, и в церковь не ходила. А уже после прочтения той книжки, наверное, так Бог дал, - стала ходить, даже почувствовала тягу к церкви. И в храме ко мне приходят чувства, похожие на те, какие приходили там. Теперь знаю, что мне придется отвечать за каждый поступок, и стараюсь всем своим поступкам давать оценку. Кто-то на работе говорит мне: ты балуешь детей. А я не могу с ними иначе, потому что все мы перед Богом, который все видит. Что еще хочу сказать. Умирать не страшно. Нет, переживши такое, умирать не страшно. Страшно умереть и со всеми грехами, совсем этим грузом пойти туда и там отвечать за все. Поэтому самое лучшее, когда перед тем как умереть человек исповедуется и причастится. Самое нужное для человека - уйти туда, в жизнь вечную, без груза грехов.
Владыка Феодосий:
Опыт Лилии довольно пространен. Клиническая смерть, после которой человек еще может вернуться к жизни, исчисляется минутами. А здесь - опыт трехдневного пребывания в состоянии комы. И мы видим тут элементы загробного состояния и элементы мытарства. В книге «Жизнь после жизни», изданной на русском языке, есть хорошее послесловие, где прямо говорится: что свидетельства людей, переживших клиническую смерть, - это проявление милости Божией, еще одно откровение человечеству ХХ–ХХI веков. До ХХ века тоже были подобные случаи. Но в те времена они не были настолько востребованы и актуальны, ибо все люди верили и знали, что после смерти наступит жизнь души, что к этому надо готовиться. Тогда не было нужды в обилии таких опытов. А сейчас нужда в этом есть, поскольку люди стали нецерковные, нерелигиозные, бездуховные. Мы увлечены вот этой земной жизнью, а каждое свидетельство побывавших там, за гранью - это еще один звонок из вечности: люди, опомнитесь, все мы там будем! Может быть, опыт Лилии, опыт сотен других сыграет для окружающих людей большую роль. Ведь они о произошедшем рассказывают в семье, знакомым, друзьям, в конце концов, издаются книги. Все это - призыв Божий к нам. Это призыв ко всем живущим на земле. Ведь в каждой семье есть ушедшие в мир иной - знакомые, близкие и дальние люди, которых мы знали, за которых мы можем молиться. Вспомните пример мученицы Перпетуи (память 14 февраля - ред.): что даже из ада, из огня, огня духовного конечно, можно извлечь человека. Как? Усердной молитвой. То есть безнадежности в христианстве нет и быть не может. В христианстве один оптимизм, основанный на любви Божией к человеку. Потому что и на земле можно выйти из адского состояния и приобрести рай. И в той, вечной жизни тоже можно спастись по молитвам тех, кто остался жить на земле.

Подготовила Елена Наследышева

Эта статья была опубликована в белорусской газете «Церковное слово» №43 за 2007 год.
Нет нам времени унывать!
Аватара пользователя
Каттерина
Администратор
 
Сообщения: 5207
Зарегистрирован: 27 фев 2011, 19:37
Откуда: Санкт-Петербург
Возраст: 42
Страна: Russia (ru)
Пол: жен.
Вероисповедание: Православие
Цель пребывания на форуме: Получил помощь, теперь хочу помогать другим

Вернуться в О смерти, и о жизни после смерти

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1



© Memoriam.Ru, 2007-2017